воскресенье, 3 марта 2013 г.


VANESSA MAE

БИОГРАФИЯ
Ванесса Мэй, молодая скрипачка двадцати лет, взяла мир штурмом в шестнадцать, когда был выпущен ее первый альбом The Violin Player. Она способна гипнотизировать зрителей своими композициями и харизматической индивидуальностью. Ванесса одевается вызывающе, но только ее мастерство исполнения на скрипке завораживает слушателей. Родилась 27-ого октября, 1978, по отцу тайка и китаянка по матери, Ванесса провела первые три года ее детства в Сингапуре, месте рождения. После этого, она переехала с матерью в Лондон, где она живет и теперь. Кроме скрипки, которую она взяла после пяти лет, с трех лет Ванесса училась играть на фортепьяно.
Первое выступление Ванессы было в возрасте девяти лет. Играла с Philharmonie Orchestra, когда ей было десять. Она также имела записи трех классических произведений на своём счету, когда ей было тринадцать. Ванессе была четырнадцать, когда она начала работу над The Violin Player. Альбомом, который возглавил рейтинги в более чем двадцати странах, вскоре после его выпуска. В 1996, она была выдвинута на Best Female Artist в конкурсе BRIT Awards, проводимом в Великобритании. Она – первый музыкант и классический музыкант, который был выдвинут на этот конкурс, и удостоен награды подавляющим числом голосов, благодаря своей популярности.
Ванесса прошла длинный путь, прежде чем стать такой, какой она является сегодня. До настоящего времени, она выпустила множество альбомов, среди которых The Original Four Seasons, самый новый. Ванесса также предприняла первую попытку петь в ее альбоме Storm. Она также чувствует, что Storm продвинул ее карьеру на шаг дальше, потому что он более динамичен, чем предыдущие. В 1997, Гонконг удостоил Ванессу приглашением исполнять в Гонконге на Церемонии Воссоединения Китая, она была единственным неместным исполнителем. Это также закончилось выпуском другого альбома China Girl, как продолжение размышлений о её китайских корнях с тех пор как ушёл ее дедушка, когда ей было пятнадцать. Скрипка в ее руках – подобно голосу с невероятными взлётами необычными эмоциями. Она воспринимала её как домашнее животное с приятным и нежным чувством, когда была ребенком. Сейчас скрипка выросла от домашнего животного до партнера в бизнесе, музыке.
СТАТЬЯ ИЗ ЖУРНАЛА «ТВ ПАРК»
В три года Ванесса Мэй впервые села за фортепьяно. В пять лет начала брать уроки игры на скрипке. В десять дебютировала с Лондонским филармоническим оркестром. На следующий год она стала самой молодой ученицей Королевского музыкального колледжа. В двенадцать лет Ванесса впервые отправилась в международное турне, а к четырнадцати годам имела в своем активе записи трех концертов. Директор колледжа назвал ее «вундеркиндом, подобным Моцарту и Мендельсону». В 1997 году Ванесса Мэй становится самым продаваемым исполнителем классической музыки. И как это часто бывает, только человек становится по-настоящему знаменитым – критики тут как тут. Так, британский композитор Джулиан Ллойд Веббер в спиче на тему состояния дел в классической музыке обронил, что ни один концертный зал не заполнится, если там не появятся полуголые пустышки со скрипками. Хотя имя Мэй и не было произнесено, но всем было ясно, кого имел в виду композитор. Исполнительный директор Нью-йоркского Филармонического оркестра в отказе играть вместе с Ванессой Мэй выразилась более конкретно: «Я ничего не имею против нее лично, но полагаю, что это не способ развития оркестровой музыки. Мы должны сопротивляться тому, что хоть и выглядит политически корректным, но оказывается разрушительным для искусства». Менее щепетильные критики просто сравнивали ее с проституткой. Ванесса старалась не реагировать на наиболее резкие высказывания. Она только заявляла, что критиками становятся те, кто сами не умеют исполнять музыку, и называла своих оппонентов примитивами. Перед недавним визитом в Москву знаменитая скрипачка лично постаралась внести ясность в отношения с критиками.
После того, как к вам пришел успех, кажется, все музыкальные критики мира ополчились против вас.
Они говорят, что я подделываю классику. И это правда. Но я подделываю лишь звучание, ведь я ни одной ноты не меняю. Полагаю, что новым альбомом я не шокирую ортодоксальных приверженцев классики – ее там попросту нет. Классическая музыка не должна иметь такого же успеха, как современные поп-шлягеры. Вполне естественно, что уровни восприятия классической и современной музыки значительно отличаются. Своим искусством я только хочу помочь людям понять, что скрипка не должна остаться в прошлом. Она должна войти вместе с нами в новый век. Я стараюсь сделать для электроскрипки то, что в свое время сделал Джимми Хендрикс для электрогитары.
Десять лет назад вас назвали вундеркиндом. Что изменилось с тех пор? Повзрослев, человек узнает о себе много нового.
Мне уже двадцать три. Я давно не чудо-ребенок. То, что я была самым юным исполнителем, записавшим Чайковского и Бетховена, стало частью моей биографии. А сейчас я не хочу оказаться тем человеком, который не оправдал возложенных на него надежд. Поэтому к возрасту я отношусь философски, как к числу. Чем оно больше, тем больше у меня есть что сказать своей музыкой.
У вас не сложилось впечатление, что вы чего-то лишились в детстве, однажды став вундеркиндом?
Пожалуй, да. С пятнадцати лет, когда я точно решила, что музыка самое главное в моей жизни, и до двадцати, когда я перестала работать со своей матерью, я не встречалась с друзьями-ровесниками. Со мной всегда были телохранители, я не могла выйти из дома без сопровождения взрослых. Тогда мне это казалось пустяком. Сейчас чувствую, что это было ужасно. У меня не было настоящих подруг, с которыми я могла бы поболтать о своем, о девичьем.
Зато теперь вы можете общаться и работать со знаменитостями всего мира.
Вовсе, нет. Когда я работала с Джанет Джексон над ее новым альбомом, предполагалось, что та придет в студию, но она так и не появилась. К сожалению, в свете новых веяний я чаще общаюсь по телефону или по электронной почте.
Ну хоть с домашними животными имеете возможность пообщаться?
У меня была китайская бойцовая собака породы шарпей. К сожалению, она погибла под колесами мотоцикла, когда во время записи последнего альбома я вышла с ней прогуляться. Ей я посвятила композицию под названием «Паша». Для таких людей, как я, животные просто необходимы. Странно, но многие, когда я рассказываю эту историю, смеются или хихикают.
Вы сейчас звезда и просто обязаны следить за своим имиджем. Что вы для этого делаете?
Я никогда не рассказываю о своей жизни в отрыве от своей музыки, своего творчества. Люди заметили меня по одной единственной причине – я нарушила устоявшиеся правила и стала играть на скрипке в новом стиле. Когда мне было пятнадцать, люди заговорили обо мне, как о секс-символе только потому, что я не уродина. На самом деле я не выгляжу, как классический секс-символ. И чувствую себя неуютно, когда кто-то использует мою внешность, чтобы продавать музыку.
Думается, каждая женщина мечтает, чтобы ее называли секс-символом.
У меня был опыт работы среди профессиональных секс-символов. На съемках рекламного ролика я случайно встретилась с Жаном-Полем Готье и рассказала ему историю, как в двенадцать лет для исполнения скрипичного концерта Чайковского я надела костюм из органзы с разноцветными монистами из его коллекции. Тогда он пригласил меня принять участие в показе его новой коллекции. Но, знаете, среди великолепных длинноногих девчонок и без своего инструмента я чувствовала себя абсолютно голой. И поэтому в следующий выход, представляя подвенечное платье, я взяла с собой скрипку и исполнила свадебный марш.
У вас много поклонников, в том числе и в России. Кто они?
Не имею об этом ни малейшего представления, пока не увижу их живьем на концерте. На моих концертах бывает много детей, которым в 10 часов вечера пора уже спать. И тогда думаешь: «Вау, вот для кого по-настоящему стоит работать!»
ИНСТРУМЕНТЫ
В большинстве классических произведениях Ванесса Мэй использует акустическую скрипку – Guadagnini. Она была изготовлена в 1761 году. Купили ее для Ванессы на аукционе за 150 000 фунтов стерлингов. И уже в таком раннем возрасте девочка оставила вместе с куклами детские скрипки и перешла на новый, взрослый уровень. «Я сознавала то, что делала. Может быть, я сказала «прощай» своему детству на несколько лет раньше моих друзей, но не жалею. Потому что, на самом деле, я получила намного больше». Семь лет спустя, в январе 1995 года, Guadagnini была украдена, но в марте того же года полиция бережно вернула ее хозяйке. Но на этом история с инструментом не заканчивается! Как-то Ванесса Мэй умудрилась упасть со сцены за несколько часов до выступления и разломать на кусочки свою Guadagnini. Ее чинили много недель и вскоре отдали назад в лучшем виде. Ванесса, пройдя столько испытаний, всем сердцем полюбила эту скрипку и даже дала ей имя – Gizmo. Gizmo всегда сопровождает Мэй на концертах. Сейчас инструмент оценивается в 458 тысяч долларов.
Также Ванессу узнают по ее белой электроскрипке Zeta Jazz Model штатовского происхождения. Хотя есть и другой симпатичный электроинструмент. У этой (также белой) скрипки через нижнюю треть диагонально отпечатаны звезды и полосы американского флага. Так что подводим итог: три постоянные скрипки у Ванессы Мэй. Остальные, которые она покупает время от времени, Ванесса «сплавляет» на благотворительных аукционах. Вообще, электроскрипка была создана несколько десятилетий назад, но только сейчас начала становиться популярной. Она была изобретена джазменом Жан-Люком Понте (Jean-Luc Ponte). Электроскрипка время от времени использовалась для фоновой музыки в роке, к примеру, вы можете слышать электроскрипку в «Sunday Bloody Sunday» U2.

Комментариев нет:

Отправить комментарий